Криптовалюты для долгосрочных инвестиций до 2020 года и страны, где эти прогнозы сбудутся

монеты биткоина, эфириума и лайткоина

1) Bitcoin (BTC)

Bitcoin

Все знают, что биткоин — король криптовалют. Он по сей день остаётся лучшей монетой для долгосрочных инвестиций. Будучи лидером криптоиндустрии, первопроходцем в сфере блокчейн-технологий и криптовалютой с наибольшей рыночной капитализацией, биткоин задаёт планку для всех альткоинов.

Несмотря на то, что в последние месяцы биткоин переживает тяжёлые времена, он никуда не денется. В декабре 2017 года курс биткоина достиг рекордной отметки. С тех пор время транзакций и комиссии значительно снизились, поэтому масштабируемость биткоина больше не вызывает опасений. Также следует понимать, что проблемы с масштабированием сети обусловлены её соизмеримостью с другими криптовалютами. Большинство криптовалют и близко не дотягивает до ежедневного объёма, которого достиг биткоин, поэтому биткоин несоизмерим с альткоинами по этому показателю.

2) Ethereum (ETH)

Etherum

Ethereum — вторая криптовалюта, в которую следует вкладывать деньги на ближайшие два года.

Преимущество Ethereum над биткоином заключается в использовании смарт-контрактов. По выполнении обязательств смарт-контрактов их условия реализуются автоматически без малейшего вмешательства человека.

При этом разработчики Ethereum могут создавать на основе блокчейна децентрализованные приложения (т.н. DApps). С ростом количества и успеха этих приложений растёт и ценность Ethereum.

Обязательным условием реализации грандиозных планов Ethereum является спрос среди пользователей. Спрос обуславливается, во-первых, практической функциональностью этой основанной на блокчейне валюты с разными сферами применения, и во-вторых — возможностью делать в неё выгодные инвестиции.

3) Ripple (XRP)

Ripple

Ripple занимает третью позицию в рейтинге криптовалют для долгосрочных вкладов. Превосходная технология системы Ripple, которая получает всё большее распространение среди банков, несомненно позволяет этой криптовалюте претендовать на место устаревшей системы SWIFT. Кроме того, Ripple способна обрабатывать 1500 транзакций в секунду, в то время как биткоин может обрабатывать за ту же секунду лишь семь транзакций.

Ходят слухи, что знаменитая криптобиржа Coinbase собирается добавить Ripple в список торгуемых монет, что вполне вероятно, поскольку сейчас Ripple занимает третье место среди всех криптовалют. Если это произойдёт, то валюта станет более доступной для инвесторов и темпы роста её популярности увеличатся.

4) Litecoin (LTC)

Litecoin

Криптовалюта Litecoin —так называемое криптосеребро — появилась на сцене в 2011 году. Создатель валюты, Чарли Ли, позиционирует её как средство совершения транзакций, отводя биткоину накопительную роль. Litecoin апробирует новые технологические доработки, помогая тем самым биткоину избавиться от недочётов.

Время обработки транзакций в сети Litecoin в четыре раза меньше времени, которое требуется на обработку переводов в биткоин-системе. Таким образом, Litecoin отлично подходит для совершения платежей и переводов на повседневной основе.

5) Stellar (XLM)

Stellar

Криптовалюта Stellar Lumens, известная в народе как Stellar, — сеть с открытым кодом, которая упрощает переводы цифровых активов. Она создана соучредителем Ripple Джедом МакКалебом. Stellar и Ripple имеют много общего, так как они основаны на одном и том же протоколе. В то время как криптовалюта Ripple ориентирована на транзакции между крупными финансовыми компаниями и банками, Stellar, напротив, создана для небольших переводов между частными лицами.

В декабре минувшего года нашумевший договор с IBM и общее повышение популярности криптовалюты вознесли её курс более чем на 900%. Ожидается, что рост валюты продолжится и в 2020 году она войдёт в пятёрку криптовалют с наибольшей капитализацией и популярностью.

Однако, помимо перспективности криптовалют стоит ещё и принять во внимание отношение к ним государств.

Как разные страны относятся к криптовалютам

2017 год был годом ICO, 2018, похоже, станет годом жестких мер по регулированию криптовалют. Ими пользуются везде, и правительства многих стран сейчас стремятся окончательно определить к ним свое отношение и взять дело в свои руки. Некоторые принимают их с распростертыми объятиями, некоторые с недоверием, некоторые настроены крайне отрицательно. Сегодня мы рассмотрим позиции некоторых стран касательно криптовалют и меры, которые они принимают для регулирования их деятельности.

США

В США пока никто толком ничего не решил, но рано или поздно это произойдет. Комиссия по Ценным Бумагам и Биржам уже предупредила инвесторов о рисках вложений в цифровые денежки, приостановила работу нескольких ICO-проектов, и вообще дала понять, что криптовалютами нужно бы как-то заняться.

Комиссия по торговле товарными фьючерсами первая в США разрешила публично торговать криптовалютными деривативами и даже организовывала собрания, на которых обсуждался вопрос пересмотра некоторых положений с целью облегчить эту торговлю. Одно из таких собраний было отложено благодаря правительству.

Стив Мнушин, министр финансов США, наоборот, считает, что бумажные деньги стоит ставить в приоритет. На выступлении 12 января в экономическом клубе в Вашингтоне он отметил, что криптовалюты могут использоваться в отмывании денег. Он также похвастался, что Совет по Надзору за Финансовой Стабильностью уже готов приступить к исследованию крипторынка, и выразил надежду, что совместными усилиями стран большой двадцатки им удастся не допустить, чтобы биткоин стал еще одним “Швейцарским банком”.

Выступая на мировом экономическом форуме в январе, он с тоской в глазах признался, что первый пункт в его списке беспокойств приходится на потенциальное криптовалют в преступных целях.

Посещая Южную Корею, Китай и Японию, Сигал Мэнделкер, заместитель министра финансов, высказывала такое же мнение. Отвечая на вопросы в Токио, она выразила глубочайшее почтение этим странам за то, что они не спускают с торговли криптовалютой глаз. “Мы считаем, что меры по их регулированию должны быть приняты во всем мире”, — добавляет она.

Иностранным инвесторам также следует знать, что они могут попасть в неловкое положение по поводу лицензии на ведение своей деятельности т.к. в разных штатах она своя. Если криптовалюты будут приниматься как валюта, скорее всего, вопрос лицензирования будет не актуален. Если они – особенно те, что с первичным предложением — будут определены как ценные бумаги, то инвесторам придется штудировать законы всех каждого штата отдельно.

Канада

Финансовое Агентство по Защите Потребителей Канады под “законным платежным средством” понимает только то, что можно назвать канадским долларом. При этом к криптовалютам как таковым отношение не такое уж резкое. Более того, это, пожалуй, единственная страна в данном списке, которая имеет четкую и понятную позицию. Кроме Швейцарии, обеими руками выступающей за цифровые деньги.

Пара мучительных недель слушаний, в которых участвовали и специалисты вроде Андреаса Антонополоса — 19 июня 2014 года Канада приняла первый в истории закон по криптовалютам. И остается в теме с тех пор. В августе 2017 года Канадские Администраторы по Ценным Бумагам объявили о “возможном применении законов о ценных бумагах к криптовалютам и связанным с ними торговыми операциями, а также о предоставлении пользователям всей необходимой информации для анализа состояния рынка”.

Стивен Полоз, глава центрального банка, недавно заявил: “Не хочу называть их “криптовалютами”, потому что они крипто, но они ж не валюты. И по большому счету не активы. Можно было бы приписать их к ценным бумагам. У них нет действительной ценности, которая позволила бы назвать их активами. Это все — просто спекуляция”. Являясь членом Североамериканской Ассоциации Администраторов Ценных Бумаг, Канада – в лице представителей всех областей страны — поддержала директиву относительно рисков, связанных с криптоторговлей. Каждый из этих представителей считает, что бок о бок с монетами вроде биткоина шагает очень высокая вероятность мошенничества.

Венесуэла

И в экономическом мире, и в криптовалютном Венесуэла не является особо крупным игроком, но ее позиция тоже интересна и заслуживает внимания. Правительство — под предводительством Николаса Мадуро — хочет обойти возложенные на страну экономические санкции, создав свою криптовалюту под названием El Petro, поддерживаемую нефтью.

В Венесуэле уже долгие годы можно наблюдать массовые протесты и столкновения оппозиции с правительством. Подумывать над тем, чтобы взять крипто в свои руки власти начали еще с 2017 года, когда стало ясно, что Боливар уже безвозвратно потерял свою ценность. И 13-го декабря назначенный на должность управляющего криптоделами Карлос Варгас составил список всех майнеров Венесуэлы.

Принимая во внимание низкую ценность государственной валюты, растущие санкции со стороны США и тотальный режим Мадуро, можно предположить, что запуск собственной монеты сделает Венесуэлу одной из самых жестких стран по отношению к остальным монетам.

Япония

Тоже не особо приветствует все эти дела.

Тем не менее, пока Южная Корея с Китаем ставят биткоину и компании палки в колеса, они благополучно стекаются в Японию. Даже если она и попросит свою новую сумасшедшую музыкальную группу, поющую о криптовалютах, приостановить свою деятельность, это все равно будет менее жестоко, чем то, что вытворяют Китай с Кореей.

Хотя взлом японской биржи Coincheck в конце января, благодаря которому хакеры похитили NEM на $530 млн, все-таки мог понизить энтузиазм восточного криптосообщества и вдобавок Агентство Финансовых Услуг теперь за деятельностью бирж наблюдает еще усерднее.

Китай

Неустанно борется со всем, что хоть отдаленно напоминает слово “крипто”. В качестве разогрева сначала позакрывались ICO-проекты, затем начали замораживаться аккаунты торговцев на биржах, майнеры потеряли возможность заниматься любимым делом и теперь вообще о любых сайтах, связанных с криптоторговлей, китайцам проще позабыть до лучших времен. На данный момент у Китая, наверное, самая жесткая позиция. При том, что в 2017 года на его долю приходилось больше 50% всех намайненых биткоинов и вообще людей, пользующихся виртуальными деньгами, здесь в разы больше, чем в любой другой стране.

Хотя эти регуляции, осуществляющиеся под пристальным надзором Си Цзиньпина, и строги, они имеют определенный смысл, в свете того, что Китай сейчас пытается решить еще и проблему утечки капитала и избавиться от коррупции.

Южная Корея

С чего бы тут начать… В прошлом году число поклонников нового метода обмена ресурсами здесь выросло многократно, а после того, как Китай начал проводить свои мероприятия, ЮК представлялась даже убежищем для в них пострадавших. Тем не менее, уже в начале года в корейском правительстве возникли разногласия по поводу того, как все-таки принимать криптовалюты. Издавались всевозможные декларации и определения, но в итоге ничего не получилось.

И это непонятное состояние спровоцировало повальные распродажи биткоина 16 января, и 30-го, когда власти запретили торговать им анонимно.

Еще более интересной эту несогласованность правительства, возникшую меньше, чем через год после выставления за двери предыдущего президента, добавляет тот факт, что пока оно пыталось сформулировать свою политику, в этом деле откуда-то взялся Нью-Йоркский Департамент Финансовых Услуг, и якобы запросил в шести коммерческих банках Кореи, имевших филиалы в Нью-Йорке, данные пользователей, примеченных за торговлей виртуальными монетками.

Сингапур

До недавнего времени здесь эти монетки особо никого не интересовали. Хотя в декабре, когда биткоин поднялся до небес, Денежно-Кредитное Управление Сингапура просто не могло лишний раз не напомнить людям о рисках криптоторговли. И в том же декабре в Сингапурском Международном Коммерческом Суде слушалось первое в мире криптодело о несостоявшемся обмене эфира на биткоин.

9 января Тарман Шанмугаратнам, заместитель премьер-министра Сингапура, заметил: “с позиции закона, не существует различия между сделками, заключенными при помощи стандартных денег и сделками с криптовалютами или какими-либо другими ресурсами, которые люди находят ценными”.

А 24 числа того же месяца финтех директор ДКУС, Сопненду Моганди, сказал, что пока не видит причин для краха биткоина и отметил, что правительство действительно воспринимает криптовалюты серьезно.

Также он подчеркнул, что необходимо заняться еще и защитой прав потребителей. Кстати, те $530 млн. украденных NEM были из Сингапура.

Индия

Еще недавно Индия принимала биткоин с распростертыми объятиями. С 2018 года все поменялось. Причиной послужили все те же уклонения от налогов, отмывания денег, спонсирования терроризма и т.д. и т.п. Хотя в Индии с крипто сейчас все строго, местные все-таки настроены оптимистично и считают, что эта строгость вряд ли дойдет до китайского уровня.

Австралия

Заварушка, заварившаяся в прошлом году в августе вокруг Австралийского Банка Содружества, натолкнула власти Австралии на мысли о том, чтобы применить опыт Японии и ужесточить меры наказания за отмывание денег и попутно заняться криптовалютами. Это немного шло вразрез с заявлениями 2015 года, в которых правительство выражало желание найти к ним такой подход, который устроил бы всех. Однако каких-то четких законов издано не было, и некоторые считают, что на снижение спроса на вклады в австралийских долларах повлияли именно вклады в криптовалюты. Также в декабре Австралийское Налоговое Управление издало бумажку, в которой говорилось:

Биткоин-транзакции это то же самое, что и бартерный обмен, и они облагаются налогом в той же степени. Мы не рассматриваем биткоин ни как платежное средство, ни как иностранную валюту. Биткоин не облагается налогом на товары и услуги — но это актив, на который распространяется налог на прирост капитала”.

При этом в австралийском руководстве есть и те, кто эту тему поддерживает. Тогда же, в августе, два сенатора из двух крупных партий призвали Резервный Банк Австралии принять криптовалюты как официальные платежные средства. Так что, позиция Австралии пока остается мутноватой, но надежда на позитивный исход все-таки присутствует.

ЕС и Великобритания

В марте 2019 года их пути окончательно разойдутся, но пока что они сходятся. По крайне мере, в этом вопросе. 4 декабря 2017 года британские газеты The Telegraph и The Guardian сообщили, что министр финансов Великобритании совместно с ЕС работают над решением проблемы анонимности криптовалют, и, как следствие, отмывания денег и уклонения от налогов.

ЕС настаивает на повышенной внимательности торговых площадок к деятельности их пользователей и настоятельно рекомендует докладывать о любых сомнительных транзакциях. Министр финансов, в свою очередь, отметил, что правительство тоже пытается договориться с биржами и кошельками о совместной работе в борьбе с финансированием терроризма и отмыванием капиталов, но был вынужден шепотом добавить, что на данный момент доказательств отмывания при помощи криптовалют не слишком много, но, что вероятность очень велика.

Комиссар ЕС по имени Пьер Московиси в интервью Блумбергу в декабре 2017 года сказал, что ЕС не собирается ограничивать биткоин. Это высказывание противоречило высказываниям предыдущим и последующим: вице-председатель Еврокомиссии Валдис Домбровскис через два дня произнес следующее:

“Из-за большой волатильности инвесторы рискуют полностью потерять все свои вклады. Кроме того, не исключены обычные технические неполадки или манипулирование рынком. И ответственности за это никто не несет”.

15 января ушей европейских криптолюбителей все-таки коснулось прискорбное известие — Бруно Ле Мэр, министр экономики Франции, сообщил о сформировании рабочей группы по криптовалютам. Член правления Германского Бундесбанка Йоахим Вэрмилинг также выступил за строгое регулирование.

А Домбровскис 22 января выдвинул криптовалюты на повестку дня, забеспокоившись о возникновении биткоиновского экономического пузыря. Далее, 25 января, Тереза Мэй, премьер-министр Великобритании, поддержала взгляды гендиректора МВФ Кристин Лагард и Дональда Трампа на криптоиндустрию. Давая интервью вездесущему Блумбергу на экономическом форуме в Давосе, она подчеркнула: “Нам стоит крайне серьезно воспринимать криптовалюты, т.к. ими легко могут использоваться для ведения преступной деятельности”.

Пока еще не известно, к чему привело сотрудничество ЕС и Великобритании, но ответ ожидается уже с минут на минуту.

Швейцария

Швейцария, известная своими странными взглядами на свободу людей в их финансовых делах, не отступает от этих взглядов и в делах криптовалютных и даже не думает ничего менять.

Глава департамента экономики, Йоханн Шнайдер-Амманн, 18 января сказал, что он хотел бы, чтобы Швейцария стала криптонацией, что бы это ни значило.  В интервью Financial Times Йорг Гассер, госсекретать по финансовым вопросам говорит: “Мы бы хотели, чтобы ICO-рынок процветал и радовался жизни, но чтобы при этом не плакали и наши собственные финансовые рынки”.

В заключение стоит упомянуть, что 18 января в Швейцарии была создана рабочая группы по изучению ICO и блокчейна, цель которой — повышение правовой определенности, поддержание целостности финансового центра страны и технологически нейтральный подход к регулированию криптовалют. О своих успехах группа доложит в конце сего года.

Россия

Как и Южная Корея, Россия тоже не может понять, чего она хочет. Эльвира Набиулина, председатель Центрального банка, в сентябре прошлого года довольно строгим голосом заявила, что банк не поддерживает идею принятия криптовалют как валют — то есть как средств оплаты товаров и услуг – равно, как и идею принятия их как валюту иностранную. Отсюда можно заключить, что просто так, как есть, им вряд ли позволят существовать и в России.

Алексей Моисеев, заместитель министра финансов, 8 сентября 2017 года на финансовом форуме в Москве отметил, что расчеты в криптовалютах не являются законными, и добавил, что пока их статус окончательно не определен, сложно вообще сказать, что законно, а что нет.

Еще до высказываний Набиулиной и Моисеева в России вроде как разрешалось иметь дело с криптовалютами, но только “квалифицированным инвесторам”. В октябре 2017 года Владимир Путин тоже затронул эту тему. Как обычно речь шла об отмывании, уклонении, спонсировании и мошенничестве.

В конце декабря министр финансов под конец рабочего дня вообще разошелся и предложил ввести налог на майнинг. А в январе Путин уже сам подтвердил, что криптовалютами все-таки придется заняться.

“На сегодняшний день это прерогатива Центрального банка в значительной степени. Этих полномочий пока у Центрального банка достаточно. В целом, конечно, в будущем наверняка нужно будет и законодательное регулирование”, — говорит он.

И 25 января Министерство Финансов издало законопроект о “цифровых финансовых активах”, в котором даны определения токенов, майнинга и первичного предложения.

Кандидат в президенты Борис Титов назвал этот законопроект чересчур строгим: “ То, что предлагает наш Минфин, это намного более жесткое регулирование, чем в Японии, Швейцарии, Белоруссии, Армении, то есть во всех странах, которые приняли какое-то законодательство. Лучше ничего не принимать, чем принимать такое законодательство”.

В то же время в Беларуси криптовалюты пока не объявлены вне закона, и Моисеев забеспокоился, как бы капитал из России не потек туда в случае, если закон окажется слишком суровым.

Нигерия

В прошлом году Нигерия переживала рецессию, которая существенно повлияла на ее валюту. Правительство сократило продажу доллара, чтобы уменьшить эту рецессию, и тут нигерийцам на помощь пришел биткоин. В начале года Центральный Банк Нигерии хотел конкретно запретить криптовалюты, и только Муса Итопа Джимох смог все разрулить: “Центральный банк не может контролировать биткоин. Центральный банк не может контролировать блокчейн. Точно так же, как никто не может контролировать интернет. Он нам не принадлежит”. За 2017 год в Нигерии торговля биткоином выросла на 1500%.

В декабре МВФ порадовал мир новостью, что Нигерия преодолела рецессию, имеет все шансы повысить ВВП и заработать на экспорте неочищенной нефти, и начальник ЦБН, выступая 26 января, сказал, что заниматься криптовалютами нет особой необходимости. “Криптовалюты это то же самое, что азартные игры. Как центральный банк, мы просто не можем поддерживать людей в подобных играх”.

Гана

Доктор Эрнест Аддисон, начальник Банка Ганы, на пресс-конференции пару месяцев назад сказал, что на данный момент биткоин – не платежное средство. Хотя парламент Ганы и позволяет использовать криптовалюты – по-видимому, компаниям, зарегистрированным как “Эмитенты Электронных Денег” – Graphic Online все же называет Гану одной из “шести стран, запретивших биткоин”. Инвестиционный банк Ганы как-то предлагал Центральному банку вложить 1% своих резервов в биткоин, но тот, очевидно, предложение отверг, т.к. выступление Аддисона было уже после того.

ЮАР

ЮАР более снисходительна. В 2014 году Резервный Банк ЮАР высказал довольно лояльную позицию по отношению к криптовалютам, а в июле 2017 правительство страны и компания Bankymoon, занимающаяся блокчейн-технологиями приступили к совместной работе над нахождением такого способа регулирования криптовалют, который отобрил бы и стар и млад.

За последние десять лет Ранд девальвировался уже несколько раз. На 26% в 2015 году из-за девальвации юаня в 2%. В марте 2017 года признаки девальвации тоже имели место — когда президент уволил министра финансов. Но все же по поводу криптовалют ЮАР распространяется не много, но интересно будет понаблюдать, повлияет ли привязка ранда к юаню на позицию государства в криптовопросе.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
MegaChange

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о